Категория: история

"ВОТАН"

Штурм линии «Вотан».

 

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом положил начало массовому изгнанию оккупантов с территории Советского Союза, в том числе освобождению Украины.

После очередного разгрома на территории Донбасса гитлеровские войска отступили на новый оборонительный рубеж: от Азовского моря, вдоль правого берега реки Молочной до днепровских плавней, входивших в так называемый «Восточный вал».


Большие надежды фашисты возлагали на созданную здесь линию «Вотан» («Вотан» — верховное божество у древних германцев. «Вотан» — правитель Вселенной) — четко продуманное военно-инженерное сооружение. Оборонительный рубеж прикрывал не только подступы к нижнему течению Днепра, но и к Крыму.

Удержать Мелитополь, который был «воротами в Крым» и единственной сухопутной артерией между крымской группировкой и войсками южной группы немецкой армии, — такую задачу перед войсками поставило немецкое командование. Фашисты понимали, что с прорывом линии «Вотан» на р. Молочной их фронт увеличится почти в два раза… Кроме того, потеря рубежей на Молочной создавала угрозу группировке в излучине Днепра.

Фашистское командование понимало, что поражение в Северной Таврии — это возможность дать советским войскам в дальнейшем разгромить себя по частям, чего более всего опасались гитлеровцы. Линия «Вотан» начиналась в районе Васильевка-Токмак-Молочанск, на так называемых «молочанских высотах». Далее опускалась к югу на протяжении 150 километров, включая Молочный лиман, упираясь в Азовское море.

Рельеф местности, правый высокий берег (до 80 м) р. Молочной, благоприятствовал немцам, будучи природным препятствием и давая возможность наблюдения на значительную глубину расположения советских войск.

С марта 1943 года фашисты начали готовить оборонительный рубеж глубиной 12-18 километров. В течение весны-лета на строительство военно-инженерных сооружений сгонялись местные жители, военнопленные красноармейцы и узники мелитопольской тюрьмы. В район Мелитополя были переброшены из Берлина саперно-инженерные части. О том, какое огромное значение придавало фашистское командование этому рубежу, свидетельствует приезд в Запорожье Гитлера, который лично ознакомился с планами своих стратегов и военных инженеров.

Левый край линии обороны «Вотан» начинался по западному берегу р. Карачекрака (от плавней р. Днепра — с. Васильевки) и выходил к западному берегу р. Чунгула и далее по реке Молочной на юг. Опорными пунктами становились Васильевна, Гендельберг, Ворошиловка, Богдановка. Наиболее важным пунктом был Мелитополь, являвшийся центром обороны, т. к. связывал железнодорожную линию Запорожье-Мелитополь-Крым, где было сосредоточено наибольшее количество инженерных сооружений.

Правый край обороны уходил к Молочному лиману, и сооружения противника здесь были не столь мощными. Фашисты, полагаясь на болотистую местность и начало ранних холодов осенью 1943 года, предполагали разместить в этих местах для обороны румынские части.

Оборона немцев на р. Молочной по западному высокому берегу состояла из сплошного противотанкового рва, переходящего местами в эскарпы. Встречались и более укрепленные от советских танков участки, например, в районе с. Константиновки было сооружено три противотанковых рва.

За противотанковыми рвами шла система сооружений полевого типа: окопы, пулемётные площадки, огневые позиции для минометов и противотанковых ружей, блиндажи, дзоты и бронеколпаки...

На расстоянии 1-1,5 километра от первой линии проходила вторая линия обороны, построенная по тому же принципу и усиленная проволочными заграждениями, минными полями. Наибольшее количество мин немцы установили в Мелитополе. Многие населенные пункты имели круговую оборону, состоящую также из противотанковых рвов, окопов, дзотов и дотов. Укреплялись и приспосабливались к обороне каменные дома, а в подвалах создавались убежища.

В районе с. Старо-Богдановки, где западный берег Молочной крутой и высокий, немцы построили многоярусную оборону со сплошными ходами сообщений, дзотами и дотами.

Курганы и холмы также использовались для расположения огневых точек, они должны были выполнять отсечные функции при наступлении советских войск… А в районе южнее Мелитополя (Тащенак) была использована железнодорожная насыпь. В ней фашисты устроили стрелковые ячейки и пулемётные площадки, соединенные сплошной траншеей.

На всем протяжении линии «Вотан» огневые позиции артиллерии располагались за противотанковыми рвами. Для каждого орудия был вырыт котлован, укрепленный огневыми пулемётными ячейками.

Оборонительный рубеж линии «Вотан» во второй половине сентября 1943 г. был закончен. Оборону на Молочной заняли части 6-й немецкой армии, которой командовал генерал-полковник Холлидт; кроме того, немцы перебросили часть сил из состава 17-й армии, имея всего до 15 немецких и одну румынскую дивизию. Численность личного состава к началу операции достигала 70 000 солдат и офицеров, а состав технических средств был следующим:

 

  • пулемётов — 3 930
  • орудий ПТО — 445
  • полевых орудий — 666
  • танков — 190

Основные силы артиллерии были сосредоточены близ Васи-льевки, Пришиба и в районе г. Мелитополя. Особая группировка танков находилась на Михайловском направлении. Так, 13-я танковая дивизия располагалась группами по 10-20 машин в районе Зеленого Гая, Андребурга, Гохштата, Пришиба (против Молочанских высот). В районе Мелитополя находилось всего лишь несколько танков. После поражения в Донбассе фашисты спешно отступили на подготовленные позиции на Молочной. На своем пути гитлеровцы взрывали мосты, минировали дороги, разбрасывали игрушки-мины, предназначенные для детей, сжигали жилые дома, уничтожали или выгоняли на запад местных жителей.

19 сентября 1943 года вблизи с. Ясного Мелитопольского района разыгралась трагедия. Местные ребята Гена Кобецкой, Сеня Бабенко, Стасик Паевский вызвались оказать помощь советским разведчикам. Однако детям было суждено попасть в лапы фашистов, которые после жестоких пыток раздавили ребят гусеницами танков. Позднее Указом Президиума Верховного Совета СССР Г. Кобецкой, С. Бабенко, С. Паевский были посмертно награждены медалью «За отвагу». К 20 сентября 1943 года советские войска силами Южного фронта (с 20 октября 4-й Украинский фронт под командованием генерала армии Ф. И. Толбухина) вышли на подступы к линии «Вотан». В соответствии с планами Верховного Главнокомандующего, главный удар по фашистской обороне на Молочной наносился от Токмака-Молочанска в сторону с. Михайловки силами 5-й ударной, 44-й и 2-й гвардейской армий, а 28-я и 51-я армии, находившиеся во втором эшелоне, должны были осуществить вспомогательный удар. Кроме того, фронту придавались для поддержки 8-я Воздушная армия и войска ПВО. Всего в Мелитопольской операции предполагалось участие 524 724 солдат и офицеров, а это почти в 7,5 раза больше, чем у немцев (в ходе боевых действий немецко-фашистское командование увеличило численность личного состава до 210 тысяч человек, тем самым сократилось соотношение в 2,5 раза).

Превосходство было и в танках более чем в 3 раза (667 машин).

Остальное вооружение распределялось так:

 

  • пулемёты (станковые и ручные) — 10 924
  • минометы — 2 878
  • орудия полевые — 2 478
  • орудия зенитные — 744
  • боевые установки — 270

И это ещё не все оснащение советских войск. По всем видам технических средств Южный фронт намного превосходил оборону фашистов на линии «Вотан», в чем немалая заслуга рабочих тыла, вооруживших Красную Армию.

Другое дело, как использовали мощное вооружение наши «доблестные полководцы», как сумели им распорядиться...

22 сентября 1943 года 5-я ударная и 2-я гвардейская армии без предварительной подготовки, сходу нанесли удары по «молочанским высотам» фашистов, но успеха не имели, так как противник встретил их шквальным огнем...

Представитель Ставки Верховного Главнокомандующего маршал А. М. Василевский позднее вспоминал: «Для ознакомления с обстановкой на месте 23 сентября вместе с Ф. И. Толбухиным побывал в 5-й ударной армии В. Д. Цветаева и во 2-й гвардейской армии Г. Ф. Захарова. Их попытки в течение последних суток преодолеть с ходу оборонительный рубеж по западному берегу Молочной не имели успеха».

Однако маршал в своих мемуарах не расценивает первое поражение как промах командующих армиями (думается, что главные причины первых поражений и затягивания освобождения нашего края — не только ошибки военачальников, но и необученность новобранцев из освобождённых районов — авт.), да и самого себя как представителя Ставки, без согласия которого командованием фронта не принималось ни одно решение. Подтверждением служит воспоминание начальника штаба Южного фронта генерал-полковника С. С. Бирюзова, который в своих мемуарах однозначно констатировал, что: «Ставка требовала от нас прорвать вражескую оборону на реке Молочной сходу, нанести главный удар севернее Мелитополя».

Правда, А. М. Василевский чуть ниже объясняет причину поражения 5-й ударной и 2-й гвардейской армий. Он пишет: «После детального обсуждения с командующими армиями создавшейся обстановки стало ясно: наши силы очень растянуты, войска 5-й ударной, 2-й гвардейской и других армий слабо обеспечены боеприпасами и нуждаются в пополнении личным составом». (Это-то при многократном превосходстве советских войск… Оставим выводы на совести маршала — авт.).

Наступление войск Южного фронта на линии Васильевка-Токмак-Молочанск началось утром 26 сентября 1943 года. Мощная артиллерийская подготовка и бомбовые удары авиации не только не смогли основательно подавить огневые мощности врага, но и деморализовать солдат и офицеров. Когда в цепь поднялась советская пехота, гитлеровцы встретили их сильным артиллерийским и пулемётным огнём из всех имеющихся дотов и дзотов. Нашим войскам удалось закрепиться лишь на отдельных участках.

Вот как вспоминали ветераны С. Н. Жилин, Ю. И. Кириленко и Т. И. Степанов тот бой: «Утром 26 сентября всю долину Молочной накрыл густой, белый, как молоко, туман… Низко нависшие тучи моросили дождём. Едва туман рассеялся, открыли огонь сотни орудий и миномётов. Над вражеским передним краем нависли черные клубы дыма. Артподготовка продолжалась 45 минут.

В это время сапёры навели переправы, обозначили проходы в минных полях. Когда артиллерия перенесла огонь в глубину, поднялась в атаку пехота. Над полем боя понеслось: «Вперёд к Днепру!» Цепи атакующих преодолели реку и завязался бой за Альт-Нассау… Бой шел за каждый дом, за каждый изгиб траншеи… Гитлеровцы оказывали ожесточенное сопротивление и часто переходили в контратаки… Первая атака нашей пехоты принесла скромный успех, продвижение измерялось сотнями метров».

Командование Южного фронта приняло решение ввести в бой новые танковые и механизированные части, а также 5-й гвардейский Донской кавалерийский корпус, но и они не сумели переломить ход событий.

Особенно ожесточенные бои разгорелись за села Ново-Мунталь, Зелёный Гай и Показное Михайловского района.

Гитлеровская инженерно-техническая линия обороны «Вотан» оправдывала себя — прорвать её в лоб было трудно — начались затяжные бои...

Особую смекалку проявили наши бойцы и командиры при подготовке к новому штурму линии «Вотан». Бойцы 3-й гвардейской дивизии активно проводили разведку в глубоком тылу противника, фиксируя расположение войск и техники. Группа разведчиков во главе с младшим лейтенантом Ф. Антоновым в одном из рейдов захватила немецкого офицера, в полевой сумке которого были карты укрепрайона на Молочной. Позднее Антонову Ф. Т. присвоено звание Героя Советского Союза.

В одном из боёв наводчик 120-миллиметрового миномёта М. И. Бакалов раненым попал в плен. Враги пытались узнать расположение воинских частей, но отважный боец предпочел смерть предательству. Фашисты зверски замучили героя. Бакалову М. И. посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

В эти дни на реке Молочной героически сражался 1372-й полк 417-й дивизии, где командиром в одном из стрелковых отделений был Лаврентий Авалиани. На Молочанских высотах фашисты пытались «свалить» наших бойцов с небольшого плацдарма. В одном из боёв Л. Авалиани подбил несколько танков и лично уничтожил множество врагов. В решающий момент, когда казалось, что гитлеровцы переломят ход боя, Л. Авалиани с возгласом «За Родину, вперёд!» повёл бойцов в атаку. Пуля сразила отважного командира. Посмертно Л. Авалиани удостоен звания Героя Советского Союза.

Массовый героизм советских солдат и офицеров не приносил желаемых результатов. Наши атаки захлёбывались. Линия обороны «Вотан» оказалась трудноуязвимой, а фашисты к тому же перебрасывали из Крыма все новые и новые воинские части, которым Гитлер обещал тройное жалование и, конечно, награды в виде железных крестов. Для всех участников обороны на Молочной отчеканили в Берлине почетный нарукавный знак с надписью «За оборону Мелитопольских позиций».

В этой обстановке командование 118-й дивизии 28-й армии решило предпринять штурм фашистской обороны южнее Мелитополя в районе с. Мордвиновки, где нашим войскам противостояли румынские части. Выполнить эту задачу поручили 463-му стрелковому полку под командованием капитана В. Я. Бачило. Для подготовки операции была дана одна ночь, а утром 30 сентября 1943 года...

Под прикрытием густых камышей прямо перед позициями врага советские бойцы опускались в холодную воду, бесшумно продвигаясь вперёд.

Первыми ворвались во вражеские окопы бойцы батальона лейтенанта Г. Я. Гусова. Началась рукопашная схватка с врагом. Старший лейтенант Г. Я. Гусов личным примером увлекал бойцов вперёд, но вражеская пуля сразила героя...

Командование батальоном принял старший лейтенант Широбоков А. Т. Вновь команда «Вперёд! В атаку!» подняла бойцов из временных укрытий.

Командир проявил подлинный героизм. Разрядив диск автомата, он схватил вражеский пулемёт и вновь начал сеять смертоносный свинцовый ливень, а, когда кончились патроны, А. Т. Широбоков поднял с земли сапёрную лопату и бросился в гущу наседавших на него врагов.

… Более двух суток шел жестокий бой. Людям казалось, что ему не будет конца. За это время наши бойцы отвоевали всего лишь небольшой плацдарм, шириной до 300 метров, а враги вновь и вновь контратаковали, стараясь отбить натиск. Тяжело ранен командир. Бойцы на какой-то миг остановились. Казалось, что атака захлёбывается, но в эту секунду комсорг батальона Мария Батракова бросается вперёд с возгласом: «Комсомольцы, не отставать!» — и увлекает за собой бойцов.

Река Молочная — не кисельные берега.
Ты, Молочная, кровью окрашенная река:
Под огнём мы форсировали тебя,
Уходя в глубину твою в том неравном бою
Не на день, не на год — на века.

Так писал впоследствии поэт-фронтовик А. Коваль-Волков. Советские воины вели бой в течение 72-х часов и отбили 53 контратаки врага.

Бывший командир батальона А. Т. Широбоков позднее вспоминал: «Трое суток непрерывных боёв не истощили физических и духовных сил советских солдат. Все попытки немцев ликвидировать наш плацдарм окончились безуспешно. Много примеров героизма показали бойцы батальонов в дни штурма на р. Молочной. Более тридцати человек награждены орденами Красного Знамени, а Мария Степановна Батракова удостоена звания Героя Советского Союза».

Бои проходили ещё в течение восьми суток с переменным успехом. 463-й стрелковый полк, закрепившись на правом берегу, отвлек на себя часть вражеских сил, которые перебрасывались с других участков обороны.

Решением командования Южного фронта на участок в районе прорыва вводятся новые части. Ещё третьего октября 1943 года в распоряжение командира 28-й армии В. Ф. Герасименко были переданы 36-я и 20-я танковые бригады 11-го танкового корпуса, которые во взаимодействии со всей 118-й стрелковой дивизией 9 октября «широким фронтом» форсировали реку Молочную. В тот же день танковые части, громя врага, к 16 часам вышли на рубеж окраины с. Данило-Ивановки и железнодорожной станции Тащенак.

Маршал А. М. Василевский о боях на Молочной вспоминал: «Будучи 12 октября в 28-й армии В. Ф. Герасименко, я допрашивал пленных 186-го пехотного полка немецкой 73-й пехотной дивизии. Они показали, что их дивизия 5 октября прибыла из Крыма и до 10 октября находилась в резерве, в 20 км юго-западнее Мелитополя. Вечером 10 октября, после прорыва нашими войсками фронта южнее Мелитополя, её бросили в бой с целью восстановить положение на Молочной. Дивизию усилили самоходными орудиями «Фердинанд», но и это не помогло. Враг нёс огромные потери. В частности, батальон, которым командовал один из допрашиваемых мною пленных офицеров, к моменту его пленения из 340 человек потерял от огня нашей артиллерии 280 человек убитыми и ранеными. По показаниям других пленных, потери 336-й пехотной дивизии были ещё больше, а 11-я пехотная дивизия лишь за 12 октября потеряла до 4/5 личного состава».

Успех 28-й армии на левом крыле Южного фронта в районе с. Мордвиновки дал возможность советскому командованию выбрать новое направление главного удара. 12 октября 1943 года 54-й стрелковый корпус 51-й армии под командованием генерал-лейтенанта Т. К. Коломиица сменил части 28-й армии (28-я армия остановилась на линии Данило-Ивановка-Тащенак для блокирования врага с юго-запада). Для поддержки корпуса были введены 4 артиллерийские и минометные бригады, а также 4 артиллерийские и минометные полка.

После артиллерийской подготовки силами 91-й, 216-й и 315-й стрелковых дивизий начался штурм гитлеровских позиций с юго-востока и юга от Мелитополя.

Особо отличился в бою под Мелитополем в районе с. Нового 1168-й стрелковый полк 346-й стрелковой дивизии 51-й армии под командованием подполковника И. П. Павлюченкова. Противник, засевший на высоте 41,4, свинцовым огнём остановил наших бойцов. Подполковник И. П. Павлюченков личным примером поднял бойцов в атаку, но был сражен вражеской пулей. Указом Президиума Верховного Совета СССР И. П. Павлюченкову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Общее соотношение сил было в пользу 54-го стрелкового корпуса, который имел 27 батальонов против 15; 1 024 пулемета против 710; 470 орудий и минометов, а у немцев 218. В составе наступающих было реактивных установок — «катюш» — 22 против 18 фашистских «ванюш». Правда, фашисты на этом участке имели 59 самоходно-артилерийских установок и до 30 танков.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

имени Георгия Победоносца
имени Георгия Победоносца
Было на сайте никогда
48 лет (01.01.1970)
Читателей: 5 Опыт: 0 Карма: 1
все 4 Мои друзья